XII заседание Российско-китайского Комитета дружбы, мира и развития

5 декабря Председатель Совета Директоров Университета МГУ-ППИ в Шэньчжэне, председатель Совета по образованию Российско-китайского Комитета дружбы, мира и развития С.М.Шахрай выступил на XII пленарном заседании Российско-китайского Комитета дружбы, мира и развития с докладом, посвященным развитию сотрудничества РФ и КНР в сфере образования и науки.

XII Пленарное заседание

Российско-китайского Комитета дружбы, мира и развития

Добрый день, уважаемые коллеги и партнеры!

Жаль, что сегодня нет моего китайского сопредседателя проректора Ду Пэна, но Ответственный секретарь Совета товарищ Ши Яньан достаточно полно обрисовал картину.

Со своей стороны хочу добавить следующее. Сфера образования – один из тех мостов, который прочно соединяют наши страны. Это направление сотрудничества активно развивается как на официальном, правительственном уровне, так и на уровне общественной дипломатии, неправительственных организаций, среди которых ключевое место занимает Российско-китайский Комитет дружбы, мира и развития.

Совсем недавно российское Министерство науки и высшего образования представило отчет о работе по развитию российско-китайского сотрудничества в области образования, экспорту российских образовательных услуг и распространению русского языка в КНР. Одних только двусторонних договоров и соглашений между нашими вузами насчитывается около двух тысяч, создано 10 отраслевых ассоциаций. Статистика впечатляющая. Ключевыми «точками роста» нашего сотрудничества являются совместные образовательные учреждения и совместные образовательные программы.

Лично я участвую в этой работе в двух лицах – и как Председатель нашего Совета по образованию, и как Председатель Совета директоров совместного российско-китайского университета «МГУ-ППИ в Шэньчжэне» — первого самостоятельного российско-китайского университета. Это – масштабный стратегический проект, поддержанный лидерами наших государств, который является платформой для дальнейшего развития образовательного, научного и гуманитарного сотрудничества наших стран.

Но нам надо смотреть в будущее и учитывать те перемены, которые происходят в результате цифровой трансформации. Я твердо уверен, что от отдельных совместных образовательных программ, от обмена студентами и преподавателями, от прочего тактического взаимодействия нам надо идти к стратегическому партнерству с тем, чтобы совместными усилиями увеличить нашу конкурентоспособность на глобальном рынке образовательных услуг.

Одним из инструментов может стать создание глобальных совместных цифровых университетов. Помимо США, только Россия и Китай обладают национальными сегментами сети Интернет глобального значения, — национальными поисковиками, электронной почтой, мессенджерами, социальными сетями, национальными глобальными компьютерными корпорациями: российские Яндекс и Маил Групп, китайские Алибаба Групп, Тэнсэнт (основана в Шэньчжэне, им принадлежат популярный мессенджер WeChat и менее известный за пределами Китая QQ Messenger). Думаю, что Интернет-гиганты должны подключиться к образовательному сотрудничеству наших стран. А для этого нам надо решать такого рода вопросы не только в рамках одного Совета по образованию, но и с привлечением возможностей и связей других Советов нашего Комитета.

Например, Делового совета, Совета по науке и инновациям, Молодежного совета.

Уверен, что проектный подход, который положен в основу деятельности Комитета, требует от нас постановки масштабных, комплексных задач. Нужны крупные, комплексные проекты, которые способны объединить интересы и ресурсы многих участников и партнеров Комитета.

И, кстати, именно масштабные комплексные проекты позволят привлекать к работе Комитета и его Советов новые структуры, расширять наш авторитет и влияние.

Я бы предложил рассматривать в качестве одного из таких проектов развития наш совместный университет в Шэньчжэне. Дело не только в расширении собственно образовательных контактов на этой площадке.

Например, мы бы очень хотели, чтобы в учебном и научном процессах Университета активно участвовали будущие российские и китайские работодатели наших выпускников. Чтобы они открывали  в нашем университете базовые кафедры, лаборатории, а может быть и целевые факультеты. Компании-работодатели должны участвовать в постановке научных задач, создании новых научных направлений и исследовательских команд.

Уверен, что внимание Советов нашего Комитета к совместному Университету в Шэньчжэне, рассмотрение его как базовой площадки российско-китайского образовательного сотрудничества, дадут необходимую синергию и помогут получить яркие результаты.

Спасибо за внимание!

Выступление С.М. Шахрая на XII Пленарном заседании Российско-китайского Комитета дружбы, мира и развития

Университет «МГУ-ППИ в Шэньчжэне»: вопросы для решения

Конечно, как у всякого большого проекта, у совместного Университета «МГУ-ППИ в Шэньчжэне» есть свои текущие организационные проблемы и разного рода шероховатости, которые решаются в рабочем порядке — при поддержке правительств и профильных министерств наших государств.

Перечислю основные сложности, чтобы можно было учесть их в будущем при развитии нашего опыта.

1). Наверно, надо разрешить Университету увеличивать,  в случае необходимости, продолжительность обучения в бакалавриате с 4 до 6 лет, а также допустить (разрешить) трехлетнюю магистратуру. У китайских университетов такая возможность и такая практика есть. Это очень важно для части учащихся, чтобы освоить учебный материал на русском языке в полном объеме. В ситуации, когда в университетах, работающих в КНР нет бюджетных мест, такое  увеличение сроков обучения не должно вызывать принципиальных возражений

2). Следующий острый вопрос – качество управления совместным университетом. Как говорится, «гладко было на бумаге, да наткнулись на овраги». Наш опыт показывает, что оптимальной моделью было бы использование института «со-ректоров». По китайскому законодательству в настоящее время, ректором может быть только китайский гражданин. Пусть он отвечает за всю организационную, финансовую и хозяйственную работу. А «со-ректором по науке» должен быть представитель иностранного вуза, программы которого реализуются в совместном университете. И именно на нем должна быть ответственность за учебный процесс, уровень проводимых научных исследований. Мы попробовали реализовать такую формулу управления в учредительных документах, однако оказалось, что без должного закрепления на законодательном уровне в КНР, она не работает в полном объеме. Например, в нашем случае затягивание китайской стороной создания Ученого совета совместного университета, почти полностью парализовало участие МГУ в управлении учебным и научным процессами.

3). Скажу больше, наверно, надо подумать и разрешить иностранным вузам открывать в Китае именно филиалы. Конечно, с сохранением жесткого контроля со стороны Министерства образования КНР (ректор филиала – гражданин КНР,  половина членов совета директоров – представители китайской стороны, согласование образовательных программ в Минобре КНР и др.).

4). Еще один важный вопрос, это трудоустройство выпускников совместных университетов. Формула нашего Университета  — «Два диплома, Три языка». Диплом МГУ, диплом совместного университета, русский, английский и китайский языки.

Уже это – огромное конкурентное преимущество наших выпускников. Очевидно, что они будут востребованы в таких проектах, как «Один пояс, один путь», в проектах сопряжения Евразийского экономического союза с «Шелковым путем», в других совместных транспортных, инфраструктурных проектах. Хочу подчеркнуть, что наш совместный университет оказался в эпицентре колоссального проекта «Район Большого Залива».  И Шэньчжэнь, — сердце и мозг этого проекта. На территории этого инновационного кластера будет выстраиваться система сотрудничества между университетами, исследовательскими институтами и технологическими компаниями.